Не дай Бог никому таких испытаний…

Воспоминания Анастасии Михайловны Михайловой, уроженки деревни Нижние Мочары Ядринского района, участницы строительства Сурских оборонительных рубежей.

«Я родилась в 1922 году в большой крестьянской семье.

Долго прожила, многое повидала. Когда я была маленькой, свирепствовал тиф. Эта страшная болезнь забрала моих братьев и сестер, отца и мать. Сначала умерла мать, потом и отец. Из большой семьи остались мы втроем: старшая сестра Елизавета, брат Максим, который немного младше меня и я. Нам помогла встать на ноги семья дяди, Григория Фатеркина. Они были очень добры к нам. Во всем помогали, поучали, хотя и самим было тяжело.

Летом мы собирали ягоды и продавали, на хлеб зарабатывали. Собирали крахмал, пекли лепешки. Многие так делали, всем было тяжело. Много голодали. Когда немного подросла, взяли меня работать в школу техничкой. Школа была недалеко от дома. Тогда мне платили зарплату семь рублей в месяц. Я была этому очень рада.

Когда началась война, младшего брата Максима призвали на фронт. Ему исполнилось 17 лет. Меня направили на рытье окопов вдоль Суры. Нам говорили, что это будут противотанковые рвы.

Нас, четырех девушек и одного парня, отправили вместе. Меня, двух соседок (обе Насти), Надежду, с соседней улицы Федорова Дмитрия. Дмитрия потом тоже на фронт призвали.

Мы жили в деревне Большой Югуть Ядринского района. Утром спускались к Суре и вечером возвращались обратно на квартиру. Работали дотемна.

В одной квартире (в сельской избе), кроме хозяев, жили семь человек. У хозяйки была маленькая дочь. Муж, наверное, тоже был на войне. Она была очень доброй женщиной, нас даже молоком угощала. Еду варили все вместе, в одном горшке. Утром, когда хозяйка топила печь, ставили в печь, а вечером ели. Мясо из дома приносили, у кого было. Каждый клал в горшок свой кусок мяса с меткой. Кто завязывал кусок ниткой, кто лыком.

Спали на полу. В доме было холодно. Чтобы в избе согреться, надо больше топить, но дров было мало, и приходилось их расходовать экономно. Вокруг печки развешивали сырую одежду, ведь на завтра опять ее надо было надевать. Сменной одежды не было. Вот и спали на полу, прижавшись друг к другу. Той зимой было очень холодно. Теплой одежды ни у кого не было. Что было дома, то и носили. Ни шуб, ни валенок не было. Хорошо, что у меня была жилетка меховая, которую сшил мне братишка. Ходили в суконных кафтанах и лаптях. Как мы терпели, как ходили в такой холод в этих тонких одеждах? То руки и ноги отморозишь, то щеки и нос. Лицо завязывали платком, не то вмиг отморозишь щеки и нос.

И лапти очень быстро рвались. Латали их постоянно, подошву лаптей укрепляли щепками. Ломы и лопаты там давали или приносили из дома, не помню. Земля очень мерзлая была. Чтобы легче было копать, мерзлоту подрывали. Для этого были специальные люди. Ширина рвов, наверное, была около 5-6 метров. Высоту сказать не могу, намного выше человеческого роста.

Когда работали, постоянно хотелось есть, перекусывали куском мерзлого хлеба. Мороз был крепкий, поэтому хлеб быстро замерзал. Если плюнуть на землю, плевок замерзал, не долетев до земли. Говорят, мороз был ниже 40 градусов. Было очень тяжело.

В родном доме, в деревне Нижние Мочары, квартировали 7 человек из Аликовского района. Они ходили работать на Сурские луга под селом Чиганары. Почему нас отправляли так далеко от дома, когда можно было жить у себя дома и ходить на работу под село Чиганары, на свои луга?

Чем лечили отмороженные руки и ноги, не помню. Были какие-то лекарства, давали их нам, тоже не помню.

На работу нас отправляли через сельсовет.

Потом, весной, нас отправляли еще ломать лед на Суре. Работали и на строительстве Сурского моста. Вдвоем целыми днями таскали носилки с землей. Тогда привозили работать и тех, кто сидел в тюрьме. Много людей умерло на этой стройке.

И на лесозаготовки отправляли нас, незамужних девчат. Помню, как валили лес в Шумерлинском лесу на болоте. Там ящериц много было. Спали в лесу же. Разведем костер, варим еду, сушим одежду. Чтобы не мешали спать ящерицы и змеи, вокруг обкладывались крапивой и спали. Вот так и ночевали. Молодые были, вытерпели. Но все равно шутили, веселили себя.

После войны снова работала техничкой в школе. Потом уехала в Чебоксары. В родном доме остались жить братишка с семьей. Он вернулся с войны без обеих ног. С супругой они вырастили четверых сыновей. Мне Бог не дал семьи и детей. Слава богу, сыновья брата Максима Михайловича, хорошими людьми выросли. Вот они и ухаживают за мной, как за ребенком. Очень хорошо заботятся обо мне. Спасибо им за это.

Суровые дни войны и сейчас в памяти. Остальное забываю, а эти события не забываются. Лягу спать, и приходят в память воспоминания о тех временах. Не дай Бог никому таких испытаний. Пусть больше никогда не будет войны».

Записала библиотекарь Нижнемочарской сельской библиотеки Е. Романова.

Добавить комментарий

Баннер

Реклама

Здесь могла быть Ваша реклама.

Подробности по телефону: 8 (83547) 22-3-04

 

Баннер

Рекламодателям

Архив материалов

2021
Октябрь
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Поиск

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

210420 bps 2-01

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

narkomaniya 1579766501

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

Последние комментарии

< >