«Оскорбил» вождя мирового пролетариата…

Читатели райгазеты уже знают по моим публикациям, что я в 4 года поверил в Бога, и какие со мной после этого происходили чудеса.

Нравилось учиться в техникуме

Итак, после 10 класса я поступил учиться в электромеханический техникум. Учиться там мне нравилось. Особенно интересно было изучать высшую математику и теоретическую электротехнику. В свободное время играл в шахматы. Даже выполнил норму третьего разряда, участвуя в республиканском конкурсе по решению шахматных задач, проведенном газетой «Советская Чувашия». Был редактором курсовой стенной газеты. Наша газета заняла первое место в конкурсе стенных газет техникума.

Когда я заканчивал третий курс, весной ко мне в Чебоксары приехала из Ташкента тетя, старшая сестра моей матери, Матрена Даниловна Данилова. Вдруг заходит в мою комнату хозяйка квартиры, где я жил, и шутя заявляет: «Тебя просит одна барышня». Выхожу и вижу у порога скромно одетую старенькую худенькую женщину с небольшой горбинкой. Она представилась со словами: «Ты слышал когда-нибудь, что была у тебя тетя?». Я ответил, что слышал, но что она пропала еще до моего рождения. Она заявила: «Вот эта тетя я и есть!».

Она начала меня расспрашивать о том, как я учусь, кем буду работать после окончания учебы и т.п. Выслушав все, она предложила мне приехать в Ташкент поступить в мединститут. Обещала выслать мне деньги на дорогу туда и обратно, и перед отъездом оставила свой адрес. Через дней десять после отъезда тети я сдал последний экзамен, и в этот же день получаю почтовый перевод 500 рублей! Я вскоре купил билет и поехал в Ташкент. Ташкент - очень просторный, весь в зелени город, с удивительно широкими улицами, со множеством парков, мест отдыха и купания. В некоторых парках имеются искусственные озера, которые почти не отличаются от естественных, при них пляжи. Только здесь очень жаркий климат. С мая по сентябрь столбик термометра почти не опускается ниже 30-40 градусов.

В Ташкенте мне тетя купила новый светло-коричневый костюм из добротной ткани, в котором я выглядел, как мне тогда казалось, просто как киноартист. Тетя просила меня остаться и поступить в высшее учебное заведение.

Но к началу учебного года я вернулся в Чебоксары в свой техникум. Здесь меня ожидал еще один приятный сюрприз: 1 сентября на общем собрании учащихся мне вручили похвальную грамоту по итогам учебы за минувший учебный год. Вообще похвальные грамоты в школе я получал почти ежегодно с 1-го по 10-й класс. И в музыкальном училище, хотя учился недолго и грамот получить «не успел», но удостоился однажды публичной похвалы от выдающегося композитора Чувашии, лауреата Сталинской премии Филиппа Лукина.

Я продолжил учебу в техникуме. Секретарь комсомольской организации техникума мне, как способному, авторитетному студенту, предложил вступить в комсомол. Я был глубоко верующим человеком, и не хотел вступать в комсомол, но, помня судьбу своих близких, пострадавших за веру в Бога, начал опасаться, что отказ от вступления в комсомол может осложнить мою жизнь. В конце концов я написал заявление.

Комсомольский билет…

Но жизнь с комсомольским билетом в кармане у меня пошла, прямо скажем, с большими осложнениями.

Однажды в новогодние праздники я познакомился со студентами из пединститута, с которыми выпили по поводу праздника, и пошли на танцы в зал пединститута.

Меня затошнило, и я, спускаясь со второго этажа, от головокружения, чтобы не упасть, схватился за бюст Карла Маркса, который стоял на лестничной площадке. Дальше двигаться не мог и стоял, уже обняв его за шею обеими руками, чтоб не свалиться. Вдруг ко мне подошли двое мужчин с красными повязками на руках и начали оттаскивать от бюста, говоря что-то вроде: «Вождя мирового пролетариата оскорбляешь?». Они железной хваткой повели меня к выходу, на улице втолкнули в милицейскую машину, и через какое-то время я уже оказался в одной комнате с настоящими алкоголиками, пьяницами, дебоширами, хулиганами и ворами.

Когда один из них начал приставать ко мне с издевательскими словами и толкать в бок, я отправился к выходу и начал стучать в дверь, кричать, чтоб меня немедленно выпустили. Меня вывели и начали допрашивать. После тщательной проверки моих документов меня выпустили, но сказали, что сообщат о моем поведении по месту учебы.

Через день на комсомольском собрании секретарь организации около 15 минут провел со мной гневную беседу на тему борьбы с алкоголизмом и о достоинстве и чести комсомольца и учащегося техникума.

На 4 курсе во время сдачи экзаменов в техникуме в период зимней сессии я уже утвердился в мысли о том, что мне нужно оставить техникум и оставшиеся полгода основательно подготовиться для поступления в Ташкентский мединститут. Думал, что оставив учебу в техникуме, как следует подготовлюсь к конкурсным экзаменам, и обязательно поступлю в институт. Но пока я не подал заявление с просьбой освободить от учебы в техникуме, и, просто для интереса, экзамены зимней сессии решил все же сдать, специально не готовясь, а пользуясь только с тем багажом знаний, который у меня накопился в ходе текущих учебных занятий. Надо было сдать 4 экзамена. Три первых сдал успешно, а вот на четвертом, по электротехнике, мне попался билет, который я совершенно не знал и непременно получил бы «неуд». К экзаменатору я подошел последним, когда в комнате никого уже не осталось; протянул ему свой билет и прямо сказал: «Не знаю!». Он к этим словам отнесся совершено спокойно, повернул ко мне билет и показав пальцем на последний вопрос в билете, спросил: «Это тоже?». Я повторил «Не знаю!». Затем я краешком глаза заметил, как в журнале конце строки с моей фамилией он выводит цифру «5» и в скобках «отлично». В первую секунду я даже чуть не вскрикнул: «Что вы делаете, я же сказал: «Не знаю!», но удержался. Это была последняя оценка, полученная мной в техникуме. Так что с техникумом я распрощался с отличием! Кто вел рукой экзаменатора в то время, я до сих пор не знаю. Вот такие чудеса!

Жизнь нанесла сокрушительный удар

После этого я написал заявление о том, что оставляю учебу. Меня точно так же, как в свое время в музучилище, начали отговаривать не делать этого. Перед тем, как принять окончательное решение оставить техникум, я дома спросил у отца: «Можно, я оставлю учебу в техникуме, буду жить дома, работать в колхозе, к лету подготовлюсь к экзаменам в институт в Ташкенте?». Он, к моему удивлению, как-то не задумываясь сразу ответил: «Тогда привези все вещи домой!». Хотя потом меня попрекал за уход из техникума.

Я продолжал готовиться к экзаменам. Днем работал в колхозе, вывозил навоз на санях из животноводческих ферм, проводил работы по снегозадержанию, выезжал на лесоразработки, выполнял работы по домашнему хозяйству. А по вечерам регулярно изучал физику, химию, немецкий язык, русский язык и литературу по программе подготовки к экзаменам в вуз.

Как долго и тщательно ни готовился я к конкурсным экзаменам, в итоге жизнь нанесла мне сокрушительный удар: в 1960 году я не прошел по конкурсу в Ташкентский медицинский институт. Получил 18 баллов из 20 возможных, но этого оказалось недостаточно для поступления. Сложность поступления в учебное заведение оказалась в том, что в то время политика была направлена на преимущественную подготовку местных национальных кадров, особенно в сфере наук социального направления.

Но на этом мои приключения по выбору специальности – профессии не закончились…

Продолжение следует...

Е. Соколов

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Реклама

1

Баннер

Рекламодателям

GISMETEO: Погода по г.Ядрин

В России

Архив материалов

2018
Май
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Поиск

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

Последние комментарии

Баннер
Баннер
Баннер