ШАГНУВШИЕ В БЕССМЕРТИЕ

9 мая 2015 года исполнится 70 лет со дня Победы советского народа над фашистской Германией в Великой Отечественной войне. В этом всемирном событии есть вклад и наших соотечественников Н.А. Волкова и В.В. Шапошниковой. После изуверских пыток в застенках гестапо белорусского города Гродно в начале февраля 1942 года они вместе с четырьмя товарищами были расстреляны. Через газету «Знамя труда» хотелось бы обратиться к депутатам Ядринского районного Собрания депутатов, Государственного Совета Чувашской Республики и Чувашскому национальному конгрессу о присвоении одной из улиц г. Ядрин имени «Улица подпольщика Н.А. Волкова» и ходатайстве перед Гродненским городским Советом депутатов о присвоении Н.А. Волкову звания «Почётный гражданин города Гродно» (посмертно).

Родом из деревни Ёлкино

Николай Алексеевич Волков родился 4 декабря 1912 года в деревушке, находящейся на извилистой реке с удивительным для этих мест морским названием Юнга. Да и сама деревня, расположенная в безлесной местности, именовалась чудно – Ёлкино. Рассказывают, что основали её 6 крестьянских семей, выходцев из деревни Ёлкино, которая находилась в благодатных присурских лесах ядринского края.

Глава семьи, Алексей Яковлев, славился на всю округу как кузнечных дел мастер. Семья даже по крестьянским меркам была многодетной – 8 душ. У Коли было три брата (двое погибли на фронте, а 3-й умер от ран в 1946 году) и 4 сестры. Размеренный деревенский уклад прервало строительство на территории Янибяковского усадьбища близ Ядрина маслобойного олифоварочного завода. Начал его возводить в 1899 году учёный и предприниматель З. Таланцев со своими братьями с помощью инженеров из Германии. Завод стал одним из передовых в своей отрасли предприятием России. На работу сюда и переехал со всей семьей Алексей Яковлев. Поселились они в заводском поселке, именуемом, как и завод, ЯМОЗом. В свободное от учёбы время с большой охотой приобщался Николай к кузнечному ремеслу. В обжигающих отсветах пламени пылающего горна и выковался как сталь характер будущего героя антифашистского сопротивления.

1

Н.А. Волков с женой В.В. Шапошниковой

Николай учится в школе, затем три года – в Чувашском рабфаке. Оканчивает его в июне 1926 года, а через два месяца приезжает в Томск, чтобы в Сибирском технологическом институте освоить профессию строителя. Третьекурсник Волков горячо воспринял провозглашенный в 1928 году пятилетний план индустриализации страны. Ему и его товарищам хотелось как можно быстрее окунуться в бучу великих строек. Им казалось, что самые грандиозные строительные проекты будут осуществлены без них. И вот настал и их час – они в числе первых советских инженеров-строителей. На разных стройках пятилетки трудится Н.А. Волков. Но самой значимой стала работа в коллективе государственного строительного управления «Тагилкомбинатстрой», созданного специально для возведения крупнейшего в Европе Ново-Тагильского металлургического завода (ныне – Нижнетагильский металлургический комбинат).

В 1932 году происходит важнейшее в его жизни событие – создание семьи. Он женится на Варваре Васильевне Шапошниковой. Невеста родилась 29 ноября 1908 года в г. Чебоксары, так же, как и жених, в семье кузнеца. После окончания школы поступила на курсы фельдшеров и акушеров. Молодой специалист была направлена на работу в город Мариинский Посад. Здесь, как и повсюду, остро ощущался недостаток медицинских кадров и работать приходилось почти круглосуточно. Варя очень хотела осуществить давнюю мечту – стать врачом и поэтому умудрялась находить время, чтобы посидеть вечерами за учебниками. И вот она – студентка медицинского факультета Казанского государственного университета. Получив диплом врача-педиатра, стала работать в детской больнице.

Ничем не примечательный осенний день 8 октября 1935 года стал одним из самых счастливых дней в жизни молодых супругов – родилась дочь Нина. Через три года – 24 сентября 1938 года на свет появился сын Гера. Няней детей была тетя Шура – Александра Петровна Зыкова. Она часто болела, и Варвара Васильевна стала её личным врачом. В знак благодарности тётя Шура взяла на себя и хлопоты по ведению домашнего хозяйства Волковых. Так она вошла в семью полноправным членом.

Боевое крещение «на линии Маннергейма»

Начало 1939 года принесло в молодую семью длительную разлуку – Николай Алексеевич уходит служить в Красную Армию. Место службы молодого командира – советско-финская граница. Вскоре, 30 ноября, началась советско-финская война и на мирном безоблачным небе счастливой семьи, как и над всей страной, сгустились грозовые тучи. На её первом этапе военная обстановка для советских войск сложилась крайне неблагоприятно. В декабре 1939 года части Красной Армии вышли к главной линии финской обороны и попытались взять её с ходу. Однако атаки закончились огромными потерями. Мощную полосу оборонительных сооружений, на которой было остановлено наступление, назвали «линией Маннергейма». Она была создана для сдерживания наступательного удара со стороны СССР длиной 132-135 километров. Линия получила своё название в честь командующего финскими войсками, бывшего русского генерала Карла Маннергейма. Стало ясно, что неприступную полосу сразу не преодолеть, и по всему фронту началась основательная специальная подготовка, которая продлилась два месяца.

11 февраля 1940 года. 9 часов 40 минут утра. Началось генеральное наступление Красной Армии на Карельском перешейке.

Командир сапёрного взвода 120 отдельного саперного батальона 86-й мотострелковой дивизии Н. Волков показал себя исключительно инициативным командиром.

При переправе войск через Финский залив от мыса «Серая лошадь» на Юкколово, командир со своими подчиненными отлично выполнил задачу по заделке трещин льда и организовал выезд воинских подразделений на финский берег. Это обеспечило безопасный проход войск, причем, работа проводилась с опасностью для жизни работавших людей – непосредственно около проходящих танков, орудий и транспорта.

При переходе войск по льду с полуострова Койвисто на финский берег он сделал сани под корпусную артиллерию, благодаря чему поддержка артиллерией пехоты была произведена вовремя.

За личное мужество и отвагу в боях, отличную организацию и умелое руководство боевыми действиями, способствовавшими успеху наших войск, лейтенант Волков был награжден орденом Красной Звезды и назначен командиром роты.

Падение «линии Маннергейма» и разгром основной группировки финских войск поставили противника в тяжёлое положение. 12 марта в Москве был подписан Советско-финский мирный договор 1940 года, и 13 марта военные действия были прекращены.

И уже думалось об отпуске, долгожданной встрече с любимой женой, детьми, однако лейтенант Н. Волков получает приказ о немедленном отбытии на западную границу.

После объединения в сентябре 1939 года Западной Белоруссии с Белорусской ССР государственная граница Советского Союза переместилась на запад. Был перенесён и рубеж обороны на 300 километров со старых на новые. Здесь под руководством генерала Д. Карбышева с 1940 года спешно принялись возводить новую линию укреплений, протянувшуюся от Балтийского моря до Карпат. Она состояла из 20 укрепленных районов (УРов), в том числе в Западной Белоруссии – 4. Наиболее мощным из укрепрайонов был 68-й Гродненский в районе Августовского канала – первого искусственного водного пути в Европе, связывающего напрямую две большие реки – Вислу и Неман, и обеспечивающего связь с Чёрным морем. По фронту укрепрайона в 80 километрах от Немана восточнее Сопоцкина и до города Гонендза только дотов планировалось построить 606. Глубина обороны должна была составлять 5-6 километров. В строительстве этого стратегически важного оборонительного объекта и должен был участвовать в качестве начальника производственного отдела Управления начальника строительства Н. Волков. Вот где пригодился богатый опыт строительства, приобретённый на возведении гиганта индустрии – Ново-Тагильского металлургического комбината.

У всех была уверенность в том, что вряд ли в ближайшее время Германия посмеет напасть на СССР, и Николай Алексеевич решается перевезти семью из Казани на жительство в Гродно. В феврале 1941 года после длительной разлуки Волковы встречаются и начинают жить в двухкомнатной квартире по улице Горького. Дом был большой, деревянный, с мезонином.

На Гродненщине, ставшей недавно советской, как и по всей стране, невиданными прежде темпами осуществлялись значительные экономические, социальные и культурные преобразования. Уже к началу 1940 года в Гродно началось строительство нового здания обувной фабрики, хлебозавода, фабрики индивидуального пошива. Продукция промышленных предприятий города превысила уровень 1939 года почти в 2 раза.

В 1940 году в Гродно открыты высшие и средние специальные учебные заведения: учительский институт, педагогическое училище, техникумы физкультуры и строительный. Впервые стало бесплатным медицинское обслуживание, все дети посещали школу. Начал работать драматический театр. Открылись музыкальная школа, ремесленное училище. Быстро росло население города, к концу 1940 в нём было 70 тыс. жителей.

Николай Алексеевич всё также целыми днями пропадал на службе. Варвара Васильевна устроилась врачом в городскую больницу. Всегда приветливая, с улыбкой на лице и хорошим настроением, внимательный и опытный врач вскоре завоевала любовь и уважение своих многочисленных пациентов. Во многом благодаря этому в дни фашистской оккупации никто не выдаст её семью как семью командира Красной Армии. Заботливая тётя Шура всецело посвятила себя детям и дому. Семья Волковых вновь наполнилась светом и счастьем.

Почти сразу же после приезда семьи Н. Волков получает приказ о назначении в г. Белосток на строительство 64-го Замбровского (Замбрувского) УР. С переводом на новое место встречи с семьёй стали затруднительными и редкими. Поэтому Николай Алексеевич в середине июня подыскал в Белостоке подходящую квартиру.

Пламя войны полыхает у границ

20 июня 1941 года, в пятницу, он приезжает в Гродно. С тревогой следивший за развивавшимися на границе событиями Н. Волков понял, что пламя войны уже полыхает у наших границ. Разумным решением в этой ситуации он счёл незамедлительную отправку семьи в Казань уже в воскресенье, 22 июня. Со своими мыслями в тот же вечер поделился с женой. Она согласилась с мужем. Субботний день пролетел в хлопотах по сбору к отъезду. Изрядно намаявшись к вечеру, супруги уложили детей спать, а сами с тётей Шурой уселись на кухне почаёвничать. Не знали они, что эта тихая летняя ночь будет самой короткой...

Чуть забрезжил утренний рассвет, когда Волков проснулся от сильных взрывов авиабомб. Скоро взрывы слились в сплошной гул. Его усиливал доносившийся издалека раскатистый грохот немецкой артиллерии. Николай Алексеевич выбежал на улицу. На темном предрассветном небе расползалось огромное багрово-красное зарево. Это пылал Гродно. Древний город на седом Немане.

Вражеские самолеты волнами налетали на город. Их важной целью был штаб 3-ей армии, находившийся неподалёку на улице Коминтерна (ныне – ул. Карбышева). Сильные взрывы следовали один за другим. После одного из них, особенно сильного, в доме и всюду погас свет. Это, видимо, бомба разрушила городскую электростанцию. Волков забежал в квартиру и сказал плачущим от страха женщинам: «Ну вот, и началась война». Затем постарался, как мог, успокоить жену и няню. Говорил им, что фашисты будут остановлены на границе и до Гродно не дойдут, а наша земля станет для них могилой.

Между тем вражеская бомбардировка все нарастала. То здесь, то там вспыхивало пламя пожаров. Густой, едкий дым стелился низко, как туман. Взрывы сотрясали землю, дым становился все гуще и чернее. Волков понял, что особенно ожесточённому артиллерийскому обстрелу и атаке пикирующих бомбардировщиков подвергаются объекты Гродненского укрепрайона в районе Августовского леса и канала. «Только бы выстояли они», – думал он о своих детищах.

Николай Алексеевич помчался в военную комендатуру. Город невозможно был узнать. Горели здания, зияли воронки от бомб и снарядов. В комендатуре посоветовали немедленно отправить семью на родину. На железнодорожном вокзале ему, как и сотням других, находящимся здесь в отчаянном состоянии, стало ясно: железная дорога разбомблена и путь домой отрезан.

А уже на следующий день, 23 июня, город был захвачен вероломно напавшим врагом. На кадрах геббельсовской кинохроники и фотографиях видны, как солдаты вермахта победоносно маршируют по улицам Гродно, фотографируются на память на фоне разрушенных зданий и исторических памятников. На стенах домов наряду с призывами помогать строительству нового порядка в Европе появились и объявления: «Стой! Буду стрелять!».

В июле Гродно в составе Восточных земель был включён в территорию Третьего рейха. Новая власть без промедления начала проводить жестокую политику, направленную на колонизацию захваченного края. Она предусматривала уничтожение части населения города, а вместо них поселение немецких колонистов. К лицам, оказывающим сопротивление, применялись устрашающие меры наказания, вплоть до расстрела. Результатом этой преступной бесчеловечной политики стало более 33 тысяч расстрелянных! Над Принеманьем на 1117 дней опустилась «черная ночь» фашистской оккупации.

Подпольная группа в тылу врага

Оккупационная власть Волковым пока ещё не интересуется: он малоизвестен, так как почти не жил в городе. Удалось выправить новые документы и устроиться на работу к немцам. Но это, как говорится, до поры до времени, поэтому он как кандидат в члены ВКП(б) и командир Красной Армии должен немедленно начать бить врага в его тылу. Не откладывая, Волков начал создавать антифашистскую подпольную группу. Понимая всю ответственность за судьбы жены, детей своими мыслями поделился с Варварой Васильевной. Она полностью поддержала его. Первыми их соратниками стали люди, которых они хорошо знали и которым доверяли как себе.

О времени создания подпольной группы опубликованные материалы и воспоминания дают противоречивые сведения. Одни указывают июль, другие – август, третьи – сентябрь и октябрь. Наше исследование свидетельствует о том, что ядро группы сформировалось и начало активно действовать уже с начала июля. Это была самая первая подпольная группа на оккупированной фашистской Германией не только территории Белоруссии, но и Советского Союза.

А разночтение в датах начала деятельности организации объясняется тем, что первоначальная группа Волкова в разное время пополнилась двумя группами гродненских подпольщиков. Так, в октябре присоединилась группа, возглавляемая К. Василюком («группа дяди Кости»). Руководителем единодушно был утверждён Н. Волков. Объединённая группа по имени своего командира сохранила свое прежнее название «группа дяди Коли». Осенью она насчитывала 12 коммунистов, комсомольцев и беспартийных активистов. В их числе были А.Г. Калинина (после войны – Бачило, заслуженная учительница БССР) – заведующая детским садом; А.К. Гуцко – начальник планового отдела гормолзавода, бывший военнослужащий; Н.А. Быков – главный бухгалтер Гродненского райпотребсоюза; А.М. Левта – шофёр совхоза «Свислочь» Гродненского района; А.В. Барановский – милиционер Гродненского РОВД; Е.Ф. Карпюк – учащийся; И.М. Завиша – рабочий Гродненского кожевенного завода; К.Г. Василюк – начальник топливного отдела Гродненского горисполкома; Г. Хоров – учитель.

В целях конспирации организация была построена по принципу не связанных друг с другом троек, которые не знали о существовании других.

Свою деятельность первые подпольщики Гродно начали с оказания помощи советским военнопленным, которые томились в городе в 8 концентрационных лагерях, и евреям, согнанным в 2 гетто. Один из таких кровавых лагерей – шталаг 324, находился на территории бывшего военного городка Фолюш с июля 1941 по осень 1942 года. Из 36 тысяч человек, прошедших через этот лагерь, более 18 тысяч похоронены в братских могилах. 3 тысячи человек расстреляны фашистами близ деревни Наумовичи. Только во дворе Гродненской тюрьмы фашистами расстреляно более тысячи человек.

В меру своих возможностей подпольщики передавали военнопленным продукты, одежду и медикаменты, которые доставала Варвара Васильевна. Проникая в лагерь, она также оказывала пленным посильную медицинскую помощь. Продолжая работать в больнице, в беседах с матерями больных детей, при возможности разъясняла им о том, что отступление Красной Армии является временным, и скоро Белоруссия будет вновь свободной от фашистских захватчиков.

На Академической улице проживала семья Вагнер, которая на правах фольксдойче получила разрешение новых властей иметь радиоприёмник. Здесь член подпольной группы Е. Карпюк систематически слушал передаваемые московским радио сводки Совинформбюро, записывал их и передавал К. Василюку. Победные новости с фронтов размножались от руки в виде листовок, которые затем тайно распространялись. И. Завиша и А. Барановский уже имели опыт нелегальной и конспиративной работы в Западной Белоруссии при польском режиме. Это способствовало вести им активную устную антифашистскую агитацию.

Проводили подпольщики и диверсионную работу. Для сбора разведывательной информации по распоряжению Н. Волкова уборщицей в штаб немецкой части устроилась А. Калинина. Однажды Николай Алексеевич приказал ей, чтобы она вынесла из здания штаба секретные документы одной из частей Красной Армии, спрятанные при спешном отступлении из Гродно. Александра Гавриловна справилась с заданием. Позднее отважная подпольщица уничтожила две вражеские автомашины с красноармейским обмундированием и амуницией, предназначенным для диверсионных групп абвера с целью совершения подрывной деятельности в советском тылу. Была задумана и дерзкая операция по поднятию вооруженного восстания в одном из лагерей для военнопленных. Для этого туда переправили, завёрнутое в тряпье оружие, однако охрана перехватила посылку.

Но более эффективную борьбу с оккупантами Н. Волков видел в партизанской деятельности. Она позволяла малыми силами успешно бороться против превосходящего численностью и вооружением противника. С этой целью, в близлежащих к городу селениях, под видом подрабатывания у крестьян, начал производить разведку территории в районе предполагаемых действий отряда. Будущие партизаны, а их к январю 1942 года насчитывалось уже 20 человек, начали усиленно вооружаться. На местах кровопролитных боев летом и осенью они собрали оружие, которое сложили в потайной склад в небольшом лесочке близ немецкого кладбища, проверка сохранности которого была возложена на А. Бачило. Командир хорошо понимал, что в суровых зимних условиях, без подготовленной базы начинать партизанскую войну будет почти невозможно.

Тем временем положение в оккупированном городе для патриотов стало обостряться. После сокрушительного поражения «непобедимого» вермахта от Красной Армии под Москвой, гродненское гестапо ужесточило борьбу против тех, кто не хотел мириться с фашизмом. Все подозрительные на взгляд гестаповцев люди захватывались прямо на улицах. Из подвала здания гестапо беспрерывно слышались крики и стоны истязаемых патриотов, а в пригороде около деревни Немировичи у форта №2 начали проводиться массовые расстрелы. Поэтому Волков принимает решение перебраться с членами группы за 200 километров от Гродно в г. Барановичи, где их никто не знал. По всей вероятности, его выбор определялся тем, что город являлся крупным узлом важнейших железных и шоссейных дорог. Это позволяло сохранить группу и, к тому же, начать «рельсовую войну».

В декабре 1941 года по указанию Волкова ушла из Гродно в Барановичи для установления связи с партизанами А. Калинина. После её сообщения об установлении контактов с партизанами начал готовиться к выезду с членами группы и Волков.

Арест подпольщиков

На новое место, в неизвестность, вместе с мужем собиралась и Варвара Васильевна. Детей решили оставить на попечение тёти Шуры.

К сожалению, этому плану не суждено было сбыться. В январе 1942 года гестапо начало охоту на Н. Волкова, а 26 января, на 219 день войны, он был арестован. Из подпольщиков последний раз своего командира видел А. Гуцко. Александр Клементьевич вспоминает: «Николай пришёл ко мне после обеда. Сам весёлый. Принёс, говорит, хорошую сводку. Сводка действительно была радостная. Наши войска, не помню уж на каком фронте, сильно разгромили гитлеровцев (Юго-Западном. – Прим. В.В.). Долго он у меня не задержался. Вскоре пришёл ко мне Зеленевский. Сидим мы с ним, сводку читаем. Вдруг вбегает соседка и кричит: «Бегите, Волкова арестовали!» Я подумал, может быть это провокация и говорю: «Не знаю такого». Она что-то пробормотала и ушла. Мы осторожно пошли к дому Волкова, ведь он рядом жил. Действительно, дом был оцеплён гестаповцами. Тогда мы пошли к Василюку, чтобы его предупредить. Домой я не возвратился, ночевал у знакомых. Василюк успел скрыться. А жену его Анну Васильевну гестаповцы арестовали и потом казнили вместе с Волковыми».

Вот как рассказывает об аресте няня Волковых: «Николай Алексеевич и Варвара Васильевна наутро собирались уехать. Было часов шесть вечера. Я сидела с детьми в маленькой комнате, чистила картошку. Николай Алексеевич, Варвара Васильевна и ещё двое пришедших к ним мужчин о чём-то разговаривали в передней. Вдруг на кухне что-то упало. Я выглянула и увидела, что в дом ввалились гестаповцы. Они схватили Николая Алексеевича и его товарищей, начали бить их. Всех мужчин увели в гестапо. Варвару Васильевну не тронули. Потом она сама побежала в гестапо, чтобы узнать, что с мужем. Вернулась поздно, вся в слезах. Оказывается, кто-то рассказал ей, что Николая Алексеевича очень мучили, подвесили на крюк, били плетью. А ночью увезли и Варвару Васильевну. Приехали за ней на санях, с колокольчиком под дугой. После этого как колокольчик услышу, сразу в дрожь бросает… Два дня я ходила в гестапо. Передать им что-либо хотела. Не приняли. На третий день выгнали, плёткой пригрозили, сказали, чтоб больше меня здесь не было».

Вот что рассказывает об этом ещё один участник группы Захар Иванович Аладьев: «Доходили слухи о том, что Волкова его жену и других подпольщиков пытали, сдирали кожу, но они мужественно молчали».

Что было причиной провала организации? Точных данных об этом нет. Директор музея «Память хранит» Р. Прохорова 13 сентября 2013 года во время посещения уникального музея автором этих строк высказала предположение о том, что Н. Волкова и его соратников по подполью выдал некий Саша, которому ранее помогли бежать из гетто. Он владел английским языком и Волков привлёк его к прослушиванию из Лондона сводок фронта. Именно Саша 26 января 1942 года пришёл с гестаповцами в квартиру. Указав на Волкова, он сказал: «Это главный».

Пока не обнаружены и документы гестапо, проливающие свет на этот вопрос, а также рассказывающие о жестоких пытках подпольщиков. Дальнейших арестов других членов организации, после их задержания, не последовало. Это свидетельствует о том, что Волков и его товарищи никого не предали.

Патриоты погибли смертью храбрых

Развязка трагедии наступила через несколько дней, в начале февраля 1942 года, когда Н. Волкова, В. Шапошникову, Н. Быкова, А. Василюк, И. Завишу и Г. Хорова гестаповцы доставили к форту № 2 у деревни Наумовичи, где и расстреляли. В неравной борьбе с жестоким врагом патриоты погибли смертью храбрых.

Однако в выписке из уведомления № 0890 Главного управления кадров Народного комиссариата обороны СССР говорилось о том, что «лейтенант Волков Н.А. пропал без вести в 1941 году». Эта горькая ошибка стала возможной потому, что, как было сказано выше, он уехал из своей части в Гродно за семьёй, а на следующий день уже началась война. В Белосток, где служил, возвращаться было нельзя, так как части Красной Армии с кровопролитными боями отступили уже далеко за Гродно, и он остался в оккупированном городе. Это не давало ему покоя. А.Г. Бачило рассказывает, как Волков однажды в разговоре с горечью сказал: «Мне, думаешь, легче? А там ещё, наверное, дезертиром, считают»? Только тогда, когда стало известно о подвиге героя, Главное управление кадров Министерства обороны СССР сообщило в военкомат Чувашской АССР 25 февраля 1949 года о том, что Волков «расстрелян немцами в феврале месяце 1942 года».

Но так получилось, что в Гродно о первой подпольной организации забылось. И лишь в 1964 году, в связи с празднованием 20-летия освобождения Гродно и Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков, в полную силу снова заговорили о «группе дяди Коли». Александра Гавриловна Бачило, учительница гродненской школы №7 рассказала о Волкове членам литературного кружка. Учащиеся вместе с учительницей литературы Тамарой Сергеевной Тесленко начали розыски оставшихся в живых членов подпольной организации. Так на гродненщине узнали о борьбе и гибели наших соотечественников.

Благодаря ряду публикаций в газетах «Советская Чувашия», «Коммунизм ялав.», «Молодой коммунист» в 1968 году и позже стало известно о них и в Чувашии. Осенью 1981 года я уезжал в Институт повышения квалификации при Белорусском государственном университете. Перед отъездом доктор исторических наук, профессор И. Кузнецов сообщил мне о Волкове, однако, к сожалению, минские учёные-историки ничего не смогли рассказать о нём.

Только более чем через 30 лет, 13 сентября 2013 года, мне удалось подробно узнать о мужестве и подвиге Н. Волкова В. Шапошниковой и их боевых товарищей. Им посвящён в школе № 35 города Гродно музей с символическим названием «Память хранит». Его директор, опытный педагог-историк Р. Прохорова и директор школы И. Потенго подробно ознакомили с бесценными экспонатами музея, раскрывающими героическую деятельность подпольщиков-антифашистов города Гродно, в числе которых первыми были Н. Волков и В. Шапошникова. В честь подпольщика-антифашиста названа одна из улиц древнего Гродно. К 65-летию со Дня Победы советского народа в Великой Отечественной войне на доме № 10 – культурно-досуговом центре, по улице героя установлена мемориальная доска в честь Н.А. Волкова.

Один из первых лютых февральских дней 1942 года. К форту №2 подъехал армейский грузовик с тентом. Откинулся задний борт автомобиля, раздалась команда: «Schneller! Schneller!» и на снег из кузова попадали шесть обессиленных пытками человек. Подгоняемые ругательствами и прикладами автоматов, они еле встали на ноги и, взявшись за руки, продуваемые свирепым морозным ветром, медленно побрели к месту казни. От крови множества расстрелянных патриотов-антифашистов серая бетонная стена крепости окрасилась в бурый цвет. Люди добрели до этой стены и по приказу палачей повернулись в их сторону. Пальцы рук подпольщиков совсем одеревенели, щеки побелели от холода, волосы покрылись инеем…

О чём думал Волков в последние мгновения своей жизни? О детях? О Чувашии и России? А может быть, его сердце пронизывала жгучая боль за форт №2, за Гродненский укрепрайон, которые не стали непреодолимой преградой на пути фашистской чумы? Но он знал, что жизнь его, Вари и товарищей, отнятые фашистами, это приближение Победы, приближение счастливого будущего не только Нины и Георгия, но и всех девчонок и мальчишек на Земле!

Раздалась команда: «Feuer!», донеслись автоматные очереди, и тела героев медленно сползли по холодной бетонной стене на стылую землю. Волков и его товарищи выдержали бесчеловечные пытки, мужественно приняли смерть и шагнули в бессмертие…

…Один из первых февральских дней 2014 года. К форту №2 подъехали автобусы. Из них вышли учащиеся и учителя школы №35 г. Гродно, студенты и преподаватели Гродненского государственного университета, члены Гродненского городского общественного объединения чувашей «Атёл» и ветераны войны. Они в глубоком молчании прошли к форту. Здесь установлен памятник жертвам фашизма: скорбящая матерь, оплакивающая погибших своих сыновей. Ежегодно в эти дни в этом священном месте проходит митинг-реквием, посвящённый памяти расстрелянных гестаповцами первых подпольщиков-антифашистов Н. Волкова, В. Шапошниковой, Н. Быкова, А. Василюк, И. Завиши и Г. Хорова.

Люди! Помните их и миллионы жертв фашизма! Помните и будьте бдительны, чтобы новый фашизм, стоящий вновь у нашего порога, не уничтожил Россию и мировую цивилизацию!

В. Васильев, доктор культурологии, профессор Чувашского государственного университета имени И.Н. Ульянова, член Союза журналистов России

Эпилог

Нина и Георгий. Дети лишённых нацистскими палачами родителей. Не расстрелянные гестаповцами вместе с матерью и отцом.

Что стало с ними? Умерли в оккупированном фашистами городе или остались живы? На этот волнующий вопрос я получил ответ в г. Гродно 13 сентября 2013 года. Р.Д. Прохорова сообщила, что Нина и Гера живы и здоровы, проживают в Чувашии. По возвращении из Белоруссии о своей поездке рассказал известному российскому журналисту, видному партийному и государственному деятелю республики Д.Ф. Сёменову. Оказалось, что и его некоторые страницы жизни связаны с городом над седым Неманом. Страницы счастливые и драматичные. Порадовал меня Демьян Филиппович вестью о том, что Георгий – его хороший, давний друг и коллега. Теперь, конечно, не Гера, а Георгий Николаевич Волков.

Чебоксары – Минск – Гродно – Чебоксары.

Добавить комментарий

6e052d4df2bac857-c464c

i 1

Реклама

Здесь могла быть Ваша реклама.

Подробности по телефону: 8 (83547) 22-3-04

 

Баннер

Рекламодателям

Архив материалов

2022
Июнь
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Поиск

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

0 croped 443-edited

Баннер
Баннер

narkomaniya 1579766501

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

Последние комментарии

< >