Пусть никогда не будет войны

В нашем селе Янымово нет семей, которых бы не коснулась война: у одних погибли отцы, у других – братья, у третьих – близкие вернулись покалеченными, четвертые пропали без вести. Тех, кто пропал без вести, до сих пор ждут родные.

Нашего отца, Андреева Кузьму Андреевича, забрали на фронт в начале войны. Мама, Вера Ивановна, осталась с тремя детьми: мне было три года, старшей сестре – шесть лет, младшей – полтора года. Маме надо было ставить нас на ноги, поэтому работала не покладая рук, хлебнула немало горя.

Она не училась в школе, была безграмотной. Даже подписываться ее научил отец, ставила подпись: «Вера».

Чтобы как-нибудь содержать нас, она за двоих жала, косила, зимой из леса на лошадях возила дрова. Мы дома сидели одни – некому было за нами следить. Чуть повзрослев, нас тоже старались запрячь в работу. Я в пять лет в поле вместе с мамой убирала хлеб. Очень старалась. Сестра, чтобы прокормиться, пасла коров, не только свою, но и у других людей. У кого семья была большая, у них хлеб был, а у нас – не было. За эту работу давали один кусок хлеба и один огурец.

В страду, особенно в уборочную, готовили еду в поле. Мама, чтобы прокормить нас, убирала на двух долях, привлекала и нас. Мама работала на одной доле, а мы с сестрой – на другой. За это маме давали один паек, нам – другой. В уборочный период в поле привозили хлеб на лошадях, каждому работнику выдавали по 100 грамм хлеба. Наша мама тоже получала 100 грамм, но хитрый кладовщик или раздатчик вместо этого приписывал 1000 грамм. Из-за того, что мама была безграмотной, ее часто обманывали. Сколько раз, наверное, до конца уборочной страды вместо 100 было написано 1000?..

Осенью раздавали зерно. Люди получили, а нам не попало, мы «съели» еще летом. Чтобы прокормить детей, «помогли», выделив 50 кг зерна. Этим зерном надо было дожить до следующей осени. Чтобы муки было больше, добавляли в зерно размельченную ореховую скорлупу и молотили. Мама пропускала через терку картофель, добавляла горстку муки и пекла хлеб или блины. Но муки все равно не хватало, частенько приходилось есть хлеб или блины из крахмала. Поэтому картофеля не хватало до весны, к тому же его надо было и на семена оставлять. Приходилось есть и почки лещины.

Весной ходили в поле собирать картофель (крахмал). Его мы мыли, очищали и опять-таки готовили блины.

Через год пришла похоронка на отца. Мама, которая убирала зерно в поле, от безысходности, бросив работу и вытирая слезы, пошла домой. О чем она думала в этот момент: как дальше жить или как поставить детей на ноги?

Мама каждое утро плакала: «Как детей вырастить? Как зиму перезимовать?...» «Хорошо, что есть корова», – постоянно говорила она. Старались держать овец. Раньше, как сейчас, не было вдоволь лугового сена, зимовали тем, что заготовлено в огороде и картофельной ботвой. Осенью в лесу собирали листья. Люди возили на лошадях, а мама таскала на себе, иногда наперником. «Одну зиму кормила скотину только листьями», – рассказывала потом она. «Когда же отпадет с моих плеч этот тяжкий груз», – твердила мама.

За то, что держали корову, надо было государству сдавать молоко. Нашу безграмотную маму и тут обманывали, писали, что мало сдала. Позже мама, учуяв неладное, начала сдавать не молоко, а масло. Когда делали масло, можно было пить пахту. За содержание овец государству сдавали шерсть, 44 кг мяса, за куриц – 110 яиц. Если не отдашь, то заберут какую-нибудь живность. Каждую весну забирали овцу или барана. Мама горькими слезами обливалась после их ухода. До сих пор это у меня в памяти.

После смерти отца, нам, как сиротам, государство выплачивало пособие (72 рубля). Этими деньгами мама оплачивала налоги. Маму и здесь, будучи неграмотным человеком, обманывали, заставляли платить большую сумму. Поэтому, как бы тяжело ни было, она хотела, чтобы мы учились в школе.

И в школьные годы наша жизнь не поменялась: все тот же хлеб из крахмала, все те же лапти, сшитые и вязаные матерью рубашки, кофты или наподобие свитера, домотканые кафтаны... Дети из семей побогаче (таких в классе было немного) приносили в школу настоящий хлеб, а мы – хлеб из крахмала. Этим ребятам хотелось попробовать крахмальный хлеб, и они менялись с нами. Конечно же, немного, всего лишь куском. Я почему-то не часто менялась, а вот сестра – частенько. А тот хлеб сама не ела, приносила домой и угощала маму.

Маме никогда не было легко. Только наша учеба в школе приносила ей единственную радость. «Поэтому и хожу с удовольствием на родительские собрания», – говорила она.

В школьные годы пришлось научиться плести лапти. Сначала их делала сестра мамы Устинья. Однако она по вербовке уехала в другой город. Мы остались без лаптей. Сперва мама ходила учиться к одним старым людям, затем – я. Готовить лыко запрещали, старались делать это незаметно от лесника. У мамы хорошо получался носок, у меня – пятки. И вместе как-то плели лапоть. Нужда всему научит.

Живущих бедно, как мы, в селе было больше половины. Некоторые не могли даже скотину содержать. Они приходили к нам просить пахту. Так как мы сдавали вместо молока масло, у нас она всегда была. Добродушная мама всегда старалась накормить их, и с собой давала.

Таким образом, на крахмальном хлебе я закончила 7-ой класс. Учиться дальше не было денег. Надеясь на стипендию, поступила в Ядринское педучилище.

Сестра, из-за того, что постоянно питались крахмальным хлебом, заболела, не смогла ходить в 9 класс. Затем она начала работать на колхозных полях, позже – на свиноферме. Только тогда в наш дом пришло зерно, мы начали есть ржаной хлеб. Уже стало легче. Спасибо сестре за то, что кормила нас. Спасибо матери, которая, несмотря ни на какие трудности, смогла нас вывести в люди!

И во время войны, и после нее нуждающихся семей, детей было много. Кто теперь расскажет о них? Многих ровесников, их родителей уже нет на свете, из нашего класса тоже осталось в живых только два-три человека. Жаль, но время берет свое.

Нынешние дети, молодежь! Пусть вам, как нашим матерям, как нам, никогда не придется испытать такие трудности, которые выпали на нашу долю, а самое главное, чтобы в мире больше никогда не было войны!

Рассказ ветерана педагогического труда Никифоровой Луизы Кузьминичны записала ее дочь, учитель Ювановской средней школы Савинкина Елена Александровна

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Реклама

Здесь могла быть Ваша реклама.

Подробности по телефону: 8 (83547) 22-3-04

Баннер

Рекламодателям

GISMETEO: Погода по г.Ядрин

В России

Архив материалов

2018
Сентябрь
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Поиск

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

Последние комментарии

Баннер
Баннер
Баннер